«Во время перехода Атлантики я, наверное, больше был в себе, чем в океане…» Теодор Резвой о том, как покорить океан, Часть 2

Украинский путешественник и океанский гребец Теодор Резвой известен во всем мире. Причем за границей куда больше, чем в родной стране. В 2001 году Теодор стал первым человеком в СНГ, который в одиночку совершил переход через Атлантический океан на вёсельной лодке! Сейчас неутомимый одессит задумал еще один масштабный проект — он планирует первым в мире пересечь Индийский океан от континента до континента! О своеобразной медитации в океане, о самых красивых в мире закатах, о том, каково это — оказаться на волосок от смерти, Теодор рассказал в интервью Senturia Daily.

 

S.D.: Теодор, чего ни в коем случае нельзя делать в океане?

Т.Р.: Главное — никогда не отстегиваться от страховочного троса при выходе на палубу. Там всегда натянут стальной трос, и когда я открываю люк кабины и выхожу на палубу, на мне уже надет специальный жилет с кольцом, за которое я застегиваю карабин от троса. Ведь ничего не стоит выпасть за борт даже в спокойную погоду, я уже не говорю про шторм.

Палуба лодки во время шторма

А если ты выпал, каким бы сильным пловцом ты ни был, лодку уже не догонишь: ты проплываешь метр, лодка — два. Во время шторма нужно пристегиваться, даже находясь в кабине. Вот главное правило, которому стараются следовать все гребцы — это не шутки, а действительно серьезная мера предосторожности! Лодка имеет повышенную плавучесть и будет держаться на воде, если даже она разломана пополам. Так что главное для гребца- удержаться на ней.

Если что-то случится, кто может вам помочь?

Весь мировой океан поделен на зоны ответственности между крупными государствами. Атлантика, например, «принадлежит» Англии и Америке. Когда центр спасения получает сигнал SOS, он определяет координаты местонахождения тонущего судна, и отправляет туда самолет. Самолет прилетает и, убедившись, что по этим координатам действительно происходит крушение, тут же посылает сигнал о подтверждении в центр. И после этого судно, которое находится ближе всего к тонущему, получает команду отправиться на помощь. Согласно международной конвенции, абсолютно любое судно, независимо от его направления и маршрута, обязано повернуть и пойти на помощь: тонуть может маленькая семиметровая лодка с одним человеком на борту, а на спасение ему идет огромный лайнер, заполненный пятью тысячами пассажиров. Единственное «но» — спасают человека, но не имущество.

Не так одиноко, если лодку сопровождают дельфины!

Когда вам было по-настоящему страшно в океане?

Такой момент был в Индийском океане (в 2005 году Теодор совершил неудачный переход: из-за постоянных штормов он пробыл в океане лишь двадцать дней, и причалил к Кокосовым островам — прим. авт.). Все гребцы знают: самое страшное не продольный переворот лодки, а поперечный. Чтобы это произошло, высота волны должна быть в два раза больше, чем плавсредство. И если длина моей лодки была 7 метров 30 см, то, соответственно, высота волны должна была быть около 15 метров.Чем страшен поперечный переворот? Да просто тем, что лодка падает с высоты 15 метров и ударяется об воду! Чтобы вы себе представляли наглядно, 15 метров — это высота пятиэтажного дома. Вот и вообразите, лодка падает с высоты пятиэтажного дома! Естественно, она разбивается… До такого, слава богу, у меня не дошло, но был момент во время сильного шторма, когда лодка начала подниматься, и я вдруг понял, что сижу в кабине почти вертикально. Если бы волна была чуть больше, лодка бы наверняка шлёпнулась об воду, а моя рубка расплющилась бы… Но волна спала, и лодка просто пошла вниз, перевернулась на один бок, и оказалась полностью внутри волны. Пару секунд было просто темно, на меня хлынула, кажется, тонна воды, ну а потом волна ушла.

Начало того самого шторма

Тогда панического страха у меня не было, я скорее был сосредоточен: следил, чтобы никакой груз не сместился, сам крепко держался, чтобы не упасть. Только потом я уже понял, что был близок к смерти…

Вы не раз говорили, что видели в океане и китов, и касаток, и акул. Страшно было?

Нет, страха не было. Было любопытство — где бы я еще такое увидел! Один раз во время шторма я, стоя на палубе, увидел за спиной какую-то тень. Еще не знал, что это, но догадался, что хищник. Я подумал тогда: «Ну вот, ждет, когда я за борт упаду» (улыбается) Я достал подводный фотоаппарат, выждал удобный момент, опустил его в воду и сфотографировал. Потом уже на фото я увидел, что это была не акула, а голубой марлин. Позже видел огромную черепаху, которая плыла прямо возле моей лодки, касаток — правда, далеко. Потрясающее впечатление!

Мы сейчас говорим о том, что океанский переход — это сложно и опасно, но, на самом деле, сегодняшние переходы значительно легче тех, которые осуществляли лет сто назад наши предшественники. На одной из выставок я увидел лодку, на которой в 1896 году совершили первый в мире весельный переход через океан — тогда Атлантику пересекли два американца норвежского происхождения, Харбо и Сэмюэльсон. Так вот, это не лодка, это просто шлюпка! Нам сейчас куда проще — наши лодки надежные и мощные, они оборудованы лучшей техникой, у нас есть электричество, опреснители для воды, холодильники и GPS-навигаторы.

На современных лодках совершать подвиги легче, чем 100 лет назад

К тому же, наши предшественники явно не могли себе позволить вечером, устав грести, выпить бутылочку холодного пива (смеется). У тех, кто покорял океан сто лет назад, был только один явный плюс — авиатранспорт в те времена был не очень развит, зато ходило множество судов, которые всегда останавливались и делились с гребцами едой, водой, помогали чем-то.

Кстати, о еде. Насколько мне известно, на борту у вас было все, даже мороженое! И все же, приходилось ли скучать по чему-то земному?

Ммммм. Мороженое. Неаполитанское

О своем меню в переходах я всегда вспоминаю с удовольствием. В плане еды проблем никаких вообще нет! Для всех океанских переходов я покупаю специальные продукты для туристов, которые поддаются хитрой технологии — криозаморозке. Представьте себе небольшой, герметично запечатанный пакет, в котором — вполне полноценный обед: паста или лазанья, или плов, или бефстроганов. Открыл, залил кипятком, подождал, пока оно запарится — и все, обед готов! Не поверите, но это очень вкусно. В кабине у меня также лежали какие-то консервы — на случай шторма, когда «готовить» обед и кипятить воду возможности нет.

А чему вы больше всего радовались, когда причалили?

Звучит, может, и странно, но радовался я вполне земным вещам. Конечным пунктом первого перехода был Барбадос, где меня встречали родственники и друзья. Они тут же повели меня в ресторан и я заказал огромный кусок жареного мяса, много сока и местных тропических фруктов. Так вот, именно фрукты вызвали у меня невероятный восторг — от манго, апельсинов, киви меня было просто не оторвать!

Перейдя Атлантический океан, Теодор в качестве награды получил манго и апельсины, а во время перехода Индийского — Кокосовые острова

Я знаю, что на этот год у вас запланирован переход Индийского океана. На какой стадии проект?

Когда меня спрашивают, что самое сложное в моих переходах, я отвечаю с долей иронии: «Найти спонсора». Это правда. Пока я этого не сделал, собственно, что я могу готовить? Психологически и физически я готов всегда. Как только появляются деньги, я тут же еду в Киев за визами, после в Лондон, выбираю там лодку и отправляю ее в Австралию, в город Джералдтон, откуда я собираюсь стартовать. Переход будет непростой — около десяти тысяч километров, не меньше трех месяцев в океане. Изначально я планировал переход на начало июня, но сейчас, боюсь, в виду отсутствия спонсоров, его придется отложить…

На Кокосовых островах есть место, где все яхтсмены оставляют что-то на память…

Уже выбрали название для лодки?

Первая моя лодка называлась «Одесса», вторая- «Украина». Сейчас, к сожалению, я уже настроен не так патриотично и готов назвать лодку как угодно, в зависимости от того, кто будет моим спонсором.

Вот что оставил Теодор!

Сколько же средств необходимо на такой переход?

На весь проект — сто пятьдесят тысяч долларов. На самом деле, для государства сумма это не такая большая. Другой вопрос, что достучаться до чиновников высших мастей очень непросто, да и в условиях политической нестабильности люди боятся показывать, что у них есть деньги…

Порой мне становится обидно за страну. Еще несколько лет назад Украина могла стать первой страной в мире, чей представитель перешел все океаны на весельной лодке в одиночку (только вдумайтесь! — прим авт.) Но этот момент мы, к сожалению, упустили. Сейчас мы можем установить другой рекорд — стать первой страной в мире, чей представитель пересечет Индийский океан от континента до континента: от Австралии до Африки. По-моему, это очень заманчиво. Так что я верю, что этот переход все-таки состоится!

Вместо послесловия

Согласитесь, очень интересно узнать, чем такие герои занимаются в обычной жизни, то есть в свободное от покорения океанов время. На этот вопрос Теодор отвечает спокойно: «Чем я только не зарабатывал на жизнь: в магазинах работал, парфюмерией торговал, web-дизайном занимался, рисовал. А потом понял, что нужно заниматься тем, что у тебя лучше всего получается. А лучше всего в жизни у меня выходит путешествовать и создавать… нэцкэ (миниатюрная скульптура, произведение японского декоративно-прикладного искусства — прим. авт.) Так что теперь я ушел со всех «работ» и занимаюсь созданием нэцкэ. А если ты занимаешься любимым делом, тебе не нужно ходить на работу!»

Вот такая философия жизни от путешественника Теодора Резвого, покорителя океанов, очень честного и настоящего человека. Желаем Теодору не только щедрых спонсоров, но также понимания и поддержки – и моральной, и материальной – от государства. Давайте ценить и не терять героев!

Интервью подготовилаДарья Слободяник

Фото: Теодор Резвой

 

Похожие публикации

Отзывов нет на ««Во время перехода Атлантики я, наверное, больше был в себе, чем в океане…» Теодор Резвой о том, как покорить океан, Часть 2»

Ваш отзыв:

Имя (обязательно):
Почта (обязательно, не публикуется):
Сайт:
Сообщение (обязательно):